Кто и что угрожает бизнесу в Одинцово? Обыски на рынке «Одинцовский Пассаж»

Одинцовский ПассажПочитаешь новости и понимаешь, что 90-е возвращаются… Это один из комментариев, под новостью на Lifenews об обысках на рынке «Одинцовский пассаж». Может, действительно, 90-е возвращаются? Вот и рубль падает, скоро магазины цены начнут в иностранной валюте выставлять. Прямо, как в 90-е… О флешбеке 90-х в Одинцово – в программе Леонида ПИГАРИНА и Александра ЕРМОШИНА.

Во 2 выпуске программы “Диалоги по пятницам” гостем студии “Радио Одинцова” стал Дмитрий ПРОНИН, координатор правозащитного портала Гулагу.нет, член Общественной наблюдательной комиссии Московской области, исполнительный директор рынка “Одинцовский пассаж”.

Ермошин: В этот раз будет не такой развлекательный формат, а, скорее, ужасающий в некоторой степени. Хотя, в-общем, наверно, последние события нас заставляют считать это уже не чем-то из ряда вон выходящим, а повседневностью. Сколько сейчас говорится о поддержке малого, среднего бизнеса! Но в итоге получается, что бизнесу закручивают гайки. Что происходит сейчас с рынком «Одинцовский Пассаж»?

Пронин: Только в этом 2014 году у нас в «Одинцовском Пассаже» прошел уже третий обыск. Первый был 25 июня, когда забрали компьютеры, документы, флешки, все носители. Забрали почти что все. Потом 5 июля пришли, забрали у генерального директора ГУГНИНА носители. И самый сильный удар, я называю это даже не обыском, а акцией, это какой-то полицейский произвол, произошел 5 декабря. Когда в рабочее время, в пятницу, предвыходной день, люди хотели зайти в «Пассаж», но не смогли, так как люди в масках закрыли все входы и выходы.

Предъявили постановление об обыске. Связано это с покушением на ЖУРБУ. Депутат наш местный, бизнесмен, в городе Одинцово все его знают. Начали проводить обыск. Некоторых представителей ООО «Поддержка» выгнали из офиса. Кого-то даже и не пустили, так вот, как меня. Я пытался все это снимать на видео, этот произвол, сотрудники полиции в масках выхватывали у меня фотоаппарат. Все, что смог заснять, я заснял. Написал по этому поводу заявление. Потом я прошел уже в сам «Пассаж», меня тоже оттуда выгнали, тоже есть видео, на основании этого видео тоже написал заявление. Но обыск продолжался.

Пришли они почему 5 числа? Потому что по договорам с предпринимателями, с арендаторами, с 1 – 5 у них арендная плата. Пришли 5 числа, пришли целеноправленно забрать деньги. Забрали 4 млн. 600 тыс. из кассы вместе с документами, которые это подтверждают, что эти деньги – не черный нал, не криминальные. Эти деньги – те, которые кассир сидел и принимал от предпринимателей даже во время обыска. Должны были, как мне кажется, проверить. Если что-то не совпадает с документами, их можно было бы и забрать. Но мало того, они забрали в кассе, они при обыске у гендиректора Гугнина дома забрали 200 тыс. руб. личных средств. Это личные деньги! Поэтому я даже обыском не могу это назвать. Это реально акция какая-то, серьезная, устрашающая.

Ермошин: Получается, что кто-то из «Одинцовского Пассажа» подозревается в покушении на Журбу?

Пронин: Нет. После этого, через неделю, в пятницу 12 декабря выходит передача на LifeNews. О том, что Журба оказывается здесь и не причем. Есть некий Дмитрий Пронин, то есть это я, который якобы спонсирует Ореховскую преступную группировку. Со слов журналистов. Журналисты LifeNews и «Известий» взяли эту информацию от сотрудников Главного следственного Управления по Московской области, от оперативных сотрудников, они на это ссылаются, на эти источники. Что я являюсь соучредителем… «Одинцовского Подворья», даже не «Пассажа», а «Подворья»! То есть у меня там моя доля. Я никогда в жизни не являлся никаким соучредителем, не только «Подворья». Вообще у меня никогда не было своей фирмы, я обычный наемный сотрудник в «Одинцовском Пассаже». Сейчас занимаю пост исполнительного директора. Говорят, что у меня есть родственник – Олег Пронин. Это единственная правда в этой статье. Да, у меня есть родственник, да он осужден. Да, он осужден с ореховскими. Да, он получил 24 года. Но я к этим преступлениям не имею никакого отношения. Когда его судили в первый раз, в 1999 году, на тот момент мне был 21 год, за преступление, когда мне было 17-18 лет. Но он мой родственник, я от него не отказался, я поддерживаю с ним социальные связи…

Ермошин: Тогда, когда судили вашего родственника, следствие как-то прорабатывало и вашу персону? Смотрели ли они, причастны ли вы каким-то образом?

Пронин: Я никогда не был причастен ни к каким преступлениям.

Ермошин: Вас вызывали куда-то, вы давали показания?

Пронин: Да, на суде я был свидетелем.

Дмитрий Пронин, Одинцовский Пассаж

Ермошин: И никаких вопросов к вам не возникало?

Пронин: Никогда не было никаких вопросов. Я не был ни подозреваемым, ни обвиняемым, тем более ни подсудимым. Я был свидетелем, и то, как родственник. Мне задавали вопросы, кого я знаю из друзей своего дяди. Тех, кого называли, я никого не знаю.

Я считаю, что вот эта акция была целенаправленной для забирания денег, а передача – заказная, для того, чтобы оправдать полицейский произвол. Опередить события. Ведь это все никто так не оставит. Юристы общества написали заявления, жалобы. Адвокаты работают сейчас…

Ермошин: Общества, вы имеете в виду…

Пронин: ООО «Поддержка». Адвокаты работают над обжалованием самого постановления об обыске и самого протокола обыска. Как можно проводить обыск по особо тяжкой статье вместе с пожарными, Роспотребнадзором, СЭС, ФМС, и в этом протоколе обыска написано, почему в таком-то таком-то кафе нет стола для нарезки сырой рыбы…

Ермошин: Какие-то формальные признаки выискиваются, по вашему мнению?

Пронин: Обыск должен проходить в том месте, где обоснованно могут быть следы преступления. Документы, компьютеры, деньги, но никак не проверять кафе, почему там лежит поварешка и немытая ложка. Ну это нелогично! Получается, сотрудникам нужен был просто повод для того, чтобы хотя бы на день закрыть торговый центр, раструбить о том, что там какие-то активы какой-то ореховской банды и забрать деньги. Потому что это пятое число. Хорошо, что было 4 млн. 600 тыс., могло быть и больше. Просто за день, за полтора приезжали инкассаторы, а если бы они их не забрали! А что такое 4 млн. 600 тыс.? Это зарплата сотрудников, налоги, деньги за свет, воду, газ.

Ермошин: На моей памяти, устраивались «маски-шоу» в «Одинцовском Пассаже», было это, может, полгода назад. Тогда это все почему-то назвали «утечкой газа».

Пигарин: Дмитрий, прежде чем пригласить вас в студию, у меня была возможность ознакомиться с той информацией, которая в последнее время появилась в Интернете о рынке «Одинцовский Пассаж» и конкретно о Дмитрие Пронине. В основном, эта информация – негативная.

Мне понравился ваш ответ в одной из публикаций: «Правдой в этих статьях является то, что у меня действительно есть дальний родственник, мой дядя, и он осужден к 24 годам лишения свободы вместе с бандой так называемых «ореховских». И я, как и мой отец, не бросаем родственника, не разрываем социальную связь, оплачиваем адвоката и возим передачи нашему родственнику, никоим образом не оправдывая его в преступлениях за которые он осужден. Я никогда не работал в ООО «Одинцовское подворье», я работаю в предприятии ООО «Поддержка», где официально работаю и получаю зарплату официально».

Действительно, во всех этих публикациях очень много путаницы. Иногда вас ассоциируют совершенно с другим рынком, к которому вы не имеете никакого отношения, и связывают вас с вашим родственником. В связи с этим вопрос. Откуда это все берется? Откуда корни этого негатива, который появился в последнее время в Интернете?

Пронин: Я, работая в ООО «Поддержка», законным способом отстаиваю интересы нашей фирмы. Я с юристами езжу в Арбитражные суды. У нас был спор с Журбой о наложении одного земельного участка на другой, то есть его на наш. Мы этот Арбитражный суд выиграли, он вступил в законную силу. То есть была признана кадастровая ошибка. Это первое. Второе, у нас идут Арбитражные суды с Одинцовским районом о выкупе земельных участков, на которых стоят наши капитальные здания на одинцовском центральном стадионе. У нас есть преимущественное право выкупа этого земельного участка, но администрация района добровольно не хочет нам его давать.

Пигарин: У администрации района тоже, наверно, есть планы, как развивать данную территорию. Строить там социальные, спортивные объекты.

Пронин: Возможно, но наша земля – это не сам стадион, это край. У нас пять судов, из них четыре мы выиграли, которые вступили в законную силу. Возможно, сейчас администрация района тоже может иметь какой-то интерес для того, чтобы у ООО «Поддержки» не было средств для выкупа этих земельных участков и своим административным ресурсом влияет на это.

Ермошин: Кто же стоит за всем этим, задаюсь я вопросом!

Пронин: А чтобы это выяснить, надо понять, кому это выгодно. Первое. Суды с Журбой. Мы выиграли, на этом участке вещевой рынок. Вещевой рынок сам по себе себя изжил, много торговых центров. 7 ноября 2014 года губернатор ВОРОБЬЕВ перевел вещевой розничный рынок в универсальный. Там могут продаваться любые вещи, вплоть до продуктов. Мы даем объявление о том, что вещевой рынок постепенно закрывается и становится продуктовым. Прямые конкуренты «Одинцовскому Подворью», то есть Журбе. Мы делаем арендную плату в два раза меньше, чем у Журбы.

Пигарин: Я напомню, что также Дмитрий является правозащитником, координатором правозащитного портала Гулагу.нет. Общественная деятельность априори неотделима от того потока грязи, который к себе общественники притягивают. <…> Если бы наш разговор, кстати, состоялся летом, то нас наверняка могли бы заподозрить в какой-то политической рекламе. Но сейчас на носу нет никаких выборов, никаких политических событий, которые могли бы быть интересны. И все же, я хочу у вас спросить, есть ли у вас какие-то далеко идущие политические планы?

Пронин: Нет, политических планов у меня нет никаких.

Ермошин: Наш разговор постепенно близится к завершению, и все-таки хотелось бы увидеть свет в конце тоннеля. На что вы сейчас рассчитываете, надеетесь, оказавшись под этим прессингом?

Пронин: Я считаю, что только разум руководителей этих сотрудников, прочитавших наше заявление, поймут, что надо прекращать издеваться над бизнесом. Рано или поздно это приведет к тому, что ООО «Поддержка» перестанет существовать. Может, кому-то это и на руку.

Ермошин: Кстати говоря, мы с Леонидом от редакции «Радио ОДИНЦОВА» призываем все остальные стороны, заинтересованные, незаинтересованные, какие угодно, объективные стороны. Пока у нас в студии присутствует только одна сторона этого конфликта. Но мы открыты к диалогу, и если правоохранительные органы, сторона администрации района или рынка «Одинцовское Подворье» пожелает высказать свою точку зрения, мы с удовольствием предоставим ей эфирное время и вот в таком же примерном формате попытаемся понять, что же происходит с одинцовским бизнесом.

Полную версию интервью с Дмитрием Прониным смотрите на видео!

Комментировать

*

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.


 
 
 
  • 18.09.2020
    Коррупционный клубок: правоохранительные органы взялись за Ногинск
    Подробнее
  • 27.04.2017
    Сотрудники Росгвардии предотвратили кражу со строительной площадки
    Подробнее
 
  • 01.02.2018
    FIS сняла все ограничения с Олимпийского чемпиона из Одинцово Никиты Крюкова
    Подробнее
  • 20.12.2017
    Никита Крюков о заседании дисциплинарной комиссии МОК: я - чистый спортсмен
    Подробнее


Источник: http://www.pro-rubin.ru/stati/proektirovanie-inzhenernyih-setey.html.